Клиент-центрированная терапия (не директивная психотерапия, англ. Person-centered therapy — «человеко-центрированная терапия» поэтому иногда пишется PCT-психотерапия) — одна из разновидностей современной психотерапии, разработанная американским психологом Карлом Роджерсом и применяется в таком направлении, как гуманистическая психология, как в самой психологической терапии так и в консультировании (например метод эмпатического слушания) и ставит на первое место человека, как личность и ее самосовершенствования. Согласно Н. Ф. Калина, «клиент-центрированная психотерапия — направление, ориентированное на актуализацию с помощью понимающего и глубоко личного контакта между клиентом и терапевтом урожденной тенденции организма и психики к развитию, самоорганизации и самосохранения для достижения внутренней гармонии и удовлетворенности жизнью. »

Основные черты

Сам К. Роджерс и его коллега Р. Санфорд (1985) указали на следующие основные черты клиент-центрированной терапии:

  1. гипотеза о том, что определенные установки психотерапевта образуют необходимые и достаточные условия терапевтической эффективности;
  2. основной акцент на феноменологическом мире клиента (отсюда определение психотерапии как «клиент-центрированной»);
  3. терапевтический процесс ориентирован на изменения в переживаниях, на достижение способности более полно жить в данный момент;
  4. внимание в большей степени к процессам изменения личности, а не к статической структуры;
  5. гипотеза о том, что одни и те же принципы психотерапии можно применять ко всем людям, независимо от того, к какой клинической категории они отнесены — к лицам, страдающих психозами, невротиков или к психически здоровых людей;
  6. интерес к философским проблемам, вытекающим из практики психотерапии.

Взгляды психолога со временем несколько трансформировались, однако ключевые идеи остались неизменными. Основная идея личностного контакта клиента и психотерапевта со временем стала только сильнее подчеркиваться Роджерсом.

Понятие «клиент» (лицо, получает определенные услуги, в данном случае психологические) вместо более «медицинского» — «пациент», тоже предложил использовать Роджерс. Таким образом человек, обратилась к психологу за помощью, тоже несет ответственность за изменения, происходящие с ним, кроме этого, она не является объектом диагностирования и медицинского лечения. Акцент в данном случае делается на помощи клиенту. Она проявляется в корректировке и стимулировании саморазвития и самореализации.

Создание клиент-центрированной терапии

Карл Рэнсом Роджерс начал научную карьеру в 1927 году в Институте детского воспитания в Нью-Йорке. Через год он поступил на кафедру изучения детей Общества предотвращения жестокого обращения с детьми в Рочестере, штат Нью-Йорк. С 1940 года Роджерс занимал должность профессора психологии в университете штата Огайо. Там он привлек внимание к своей системе психотерапии, особенно после выхода в 1942 году книги «Консультирование и психотерапия: новые концепции в практике». С 1945 года он был исполнительным секретарем в Чикагском университете, а потом работал в университете Висконсина. В 1951 году Роджерс опубликовал книгу «Клиент-центрированная терапия: современная практика, смысл и теория». Роджерс занимал должность президента Национального исследовательского совета Американской психиатрической ассоциации и президента Американской психотерапевтической академии в 1947 году. С 1966 года он работал в Центре исследования человека, в создании которого принимал участие.

Официальное внедрения теории Роджерса в психологию произошло после его встречи с американскими психологами в 1940 году. В раннем варианте эта психотерапия, названная «недирективной психотерапией», акцент был сделан на технике рефлексии — словесном отражении терапевтом чувств клиента («терапевтическое зеркало»). С помощью такой обратной связи последний получает возможность осознать свои чувства и без терапевтического руководства, самостоятельно прийти к определенным выводам и решениям. Мирнс (1980) указывал, что вышеупомянутая название неудачна, так как любая психотерапия директивная по своей сути. В 1951 году Роджерс сменил название терапии — она стала именоваться «клиент-центрированной» или «клиент-ориентированной» (client-centered).

Теория клиент-центрированной терапии

Калина Н. Ф. отметила, что для данного направления «основным двигателем позитивной динамики терапевтического процесса является тенденция к актуализации и последующей реализации внутреннего потенциала личности. К.-р. Роджерс рассматривал человеческую природу с позиций целостности и врожденной мудрости, способной направить человека на путь исцеления. Задача терапевта сводится к формированию условий, при которых этот потенциал может быть актуализирован, поскольку все психологические и социальные преграды, которые ему мешают и побуждают его обращаться за психологической помощью к специалистам, вызванные блокировкой стремление актуализации собственного психического потенциала ». Роджерс писал в своих трудах, что практически каждый человек имеет этот психологический потенциал, но не у каждого получается реализовать его. Реализуя его, человек как бы поднимается на новую ступень и получает таким образом возможность решать свои проблемы. Путь к самореализации человека ученый сравнивал с болезненными первыми шагами ребенка.

В любом виде психотерапии эксплицитно или имплицитно ставится вопрос о ресурсах для изменений клиента. Это может быть релаксация, уверенность, спокойствие, рассудительность и тому подобное. Идея заключается в том, чтобы, во-первых, найти ресурс изменения (внутри или вне клиентом) и, во-вторых, присоединить этот ресурс к проблемному переживания. Так, например, в технике систематической десенсибилизации универсальным ресурсом является релаксация, которая, «присоединяясь к стрессогенного объекта, десенсибилизуе его». В подходе Роджерса такой ресурс задается специфическими отношениями психотерапевта с клиентом. Анализируя свой известный, снятый на пленку, случай работы с мисс Манчестер, Роджерс отмечал: «… то, что клиент переживает в терапии, — это опыт быть любимым» (Rogers, Segal, 1955).

Основные задачи и понятия

Основной задачей для психотерапевта должно быть создание условий для «внутреннего» роста клиента. Чтобы способствовать этому психотерапевт имеет «почувствовать» проблему клиента, для этого используется методика «эмпатического слушания». Эмпатическое понимание способствует дальнейшему общению психотерапевта и клиента. Его можно проявить в фразах, характеризующие состояние клиента.

Важнее не столько точность понимания клиента сама по себе, а интерес к внутреннему миру клиента со стороны терапевта. Эмпатия — это процесс, в котором терапевт становится ближе к мыслям и чувствам клиента. Эмпатия в более широком смысле — это понимание эмоциональных состояний другого человека в форме сопереживания и сострадания. Точная эмпатия — идеальный случай. На физиологическом уровне эмпатию рассматривают, как активность мозга, отражающий состояние и действия других существ, часто описывают как активность зеркальных нейронов. Эти нейроны были впервые зарегистрированы в начале 1990-х годов во фронтальной коре обезьян итальянскими учеными Джакомо Риццолатти, Витторио Галлезе и их коллегами из Пармского университета.

Эмпатия в работах Роджерса имеет следующие характеристики: во-первых, сохранение в эмпатическом процессе собственной позиции того, кто чувствует эмпатию, сохранение психологической дистанции между ним и тем, к кому испытывают эмпатию, или, другими словами, отсутствие в эмпатии отождествления между переживаниями того, в кому испытывают эмпатию, и того, кто чувствует эмпатию (что, собственно, и отличает этот процесс от подобного процесса идентификации). Во-вторых, наличие в эмпатии сопереживания, а не просто эмоционально положительного отношения (симпатии). В-третьих, это динамический процесс, а не статическое состояние.

Еще одним условием, необходимым для изменения клиента, служит конгруэнтность психотерапевта. Идею конгруэнтности хорошо иллюстрирует формула дзэн: «Когда я голодный, я им; когда я устал, я сижу; когда я хочу спать, я сплю ».

Конгруэнтность (лат. Congruens — совпадение) — равнозначность, взаемовидповиднисть качественно равноценных состояний, процессов или переживаний. Конгруэнтность проявляется в природных реакциях проявляющихся в ответ на определенные желания человека. Процесс ограничения природных импульсов аутентичного самораскрытия блокируется ошибочными представлениями о собственном Я. Сформулированная Роджерсом понятие «Я-концепция» стало основой клиент-центрированной терапии. Я-концепция личности — устойчивая система представлений личности о себе, которая основывается на осознании и оценке своих физических, характерологических и других свойств; интегрированный образ собственного Я, на основе которого человек формирует свои отношения с другими людьми. Представление, имеющие преимущественно когнитивный, интеллектуальный характер, могут не соответствовать собственным переживанием, опыта и ощущению Я. Поэтому важной целью психотерапии является помощь клиенту в достижении состояния конгруэнтности между внутренними аспектами Я и Я-концепцией и при необходимости — реорганизации Я-концепции.

Неконгруэнтность — наличие различий между осознанием, опытом переживаний и когнитивными составляющими этого опыта. С точки зрения динамики личностных переживаний конгруэнтность определяет состояние, в котором различные психические усилия и процессы согласованы между собой. Это состояние характеризуется отсутствием внутренних директив, определяющих модус «я должен», и доминирующей побудительной силой в отношении действий и решений. Конгруэнтность личности выражается в ее способности быть аутентичной себе, то есть настоящей. Прежде она должна быть присуща личности терапевта, выражается в способности передать клиенту собственные чувства и переживания. Неконгруэнтность является проявлением застоя в саморазвитии, нарушением процесса интеграции событий в опыте.

Механизмы клиент-центрированной терапии

Сам Роджерс в качестве механизма изменения клиента рассматривал самоактуализуючу тенденцию. В отрыве от конкретного лица клиента и особенностей ее движения в психотерапевтическом процессе трудно указать на специально роджерианськи процессуальные механизмы изменений. Это может быть как когнитивное переструктурирование, так и диссоциация эмоций от когнитивной сферы, или же расширение сознания и тому подобное. Задача клиент-центрированного терапевта заключается в том, чтобы создать условия инициации механизма изменения клиента. Выбор того, что будет делать клиент в терапии, остается за ним, например, когда он выбирает просто механизм катарсиса (очищения), который заключается в «виговоренни» своих проблем. Таким образом, специфический психотерапевтический механизм не ограничивается рамками самой клиент-центрированной терапии и ее техниками. Считают, что основной целью клиент-центрированной терапии является объективация самим клиентом своей проблемы и его отграничения от нее.

Техники психотерапии

Клиент-центрированная терапия осуществляется в индивидуальной и групповой формах. Терапевтическое интервью представляет собой индивидуальную форму, в рамках которой встречаются психотерапевт и клиент. Групповая форма представлена ​​группами встреч. Следует особо подчеркнуть, что техники клиент-центрованного подхода — это не способ действия (действия), а способ существования с клиентом, поэтому они не могут рассматриваться отдельно от необходимых и достаточных условий терапевтической изменения. Терапевт-роджерианець несет ответственность только за свою работу, а меняться или не изменяться — это выбор клиента.

Консультация в данной психотерапии имеет следующий вид: терапевт и клиент садятся напротив друг друга (часто под небольшим углом). Контакт с клиентом устанавливается в течение первых пяти минут. Если этого не происходит, то, как правило, клиент блокируется. Терапевт сопровождает клиента в его собственных переживаниях. Эта терапия является центрированной на клиента, а не на проблему. Поэтому нет никакой необходимости тянуть (подталкивать) клиента в его проблему. Клиент сам может выбирать предмет разговора. Подталкивание к обсуждению тайной проблемы может осуществляться и непосредственными вопросами, и невербальными средствами (например, тональными понижениями голоса: «Я чувствую, что вам трудно (понижение тона)». При этом содержание реакции терапевта может быть индифферентным к проблеме клиента. Терапевту важно показать клиенту свою готовность работать с ним. Терапевт должен чувствовать, хочет клиент говорить о своей проблеме и как долго он может это делать, и считаться с этим.

Некоторые клиенты не в состоянии сформулировать собственную проблему на психотерапевтическом сеансе. Формулировка проблемы или глубинных переживаний клиента за него, во-первых, направляет клиента, во-вторых, «затягивает» клиента в проблему, не учитывает готовности клиента войти в проблему самостоятельно. Формулировка проблемы или глубинных переживаний клиента за него приводит к тому, что терапевт идет впереди клиента, опережает его, задает процесс.

Для того, чтобы осуществить конструктивные изменения в личности клиента Карл Роджерс предложил шесть терапевтических условий:

  1. Пациент и психотерапевт должны находиться в психологическом контакте. Роджерс постулировал, что позитивного изменения не произойдет в личности пациента, если нет отношений его с психотерапевтом.
  2. Пациент находится в состоянии несоответствия, он уязвим и тревожен. Это объясняется Роджерсом как несоответствие между действительным переживанием человека его Я-концепцией в этом переживания.
  3. Психотерапевт гармоничный или интегрированный. Это означает, что психотерапевт должен тепло, искренне встретить человека, создать позитивную атмосферу в их взаимоотношениях. Психотерапевт должен быть открытым для всех переживаний человека.
  4. Психотерапевт испытывает позитивное внимание к клиенту. Он не дает оценок его переживаний и чувств, хвалит тех конструктивные изменения, которые происходят с клиентом. Он относится к нему с теплом и уважением. Сеансы терапии должны проходить в спокойной атмосфере. У клиента же должна создаться уверенность в том, что его понимают и принимают.
  5. Психотерапевт испытывает эмпатическое понимание внутренней системы координат клиента и стремится передать это клиенту. Терапевт должен чувствовать эмпатию к клиенту, что свидетельствует о том, что терапевт чувствует внутренний мир переживаний, так, как будто это его переживания и чувства.
  6. Должна состояться передача клиенту эмпатийного понимания и безусловного позитивного внимания психотерапевта. Это говорит о том, что клиент также должен относиться к психотерапевту, ведь именно он ответственен за свой личностный рост, а психотерапевт только способствует этому росту.

Сначала Роджерс сделал акцент на «рефлексивной технике» — психотерапевт отражает переживания клиента, что позволяет ему осознать свой внутренний опыт, несогласованность опыта с Я-концепцией, искажение Я-концепции. Это так называемый психосоматический резонанс. Психосоматический резонанс — психосоматический отзыв в теле терапевта на процессы и реакции, происходящие в телесной сфере клиента в процессе психотерапии. В последние годы в работе Роджерса выросла доля метафор и интуиции.

В клиент-центрированной терапии применяются такие техники:

  1. «Техника выбора» — психотерапевт дает возможность клиенту самому выбрать направление разговора для обсуждения проблемы, выбирая нейтральную реплику в ответ на первую фразу клиента. Таким образом клиент сам выбирает меняться ему решая свои проблемы или нет.
  2. «Техника повторов» — терапевт повторяя последнюю реплику клиента узагалюнюе сказанное. После повторенной реплики идет пауза, побуждает клиента продолжать рассказ. Таким образом клиент понимает, что психотерапевт его слушает и понимает.
  3. Достаточно интересной техникой является «метафора», что может использоваться как разовый терапевтический прием, так и постоянно использоваться на протяжении всей терапии. Она помогает клиенту погрузиться в свой собственный символический пласт собственного сознания, а также абстрагироваться от материального мира и выразить некоторые свои желания (например агрессивные) в иноязычной форме.
  4. Также важной техникой является «эмпатические ответы». Эмпатическое ответ — это вербализация терапевтом свето- и самоощущение клиента. Эмпатические ответы дают клиенту возможность почувствовать, что терапевт понимает его состояние и чувства.

Результаты психотерапии

Изменения клиента идут в направлении повышения дифференцировки реакций и непосредственности переживания чувств. В результате психотерапии происходят следующие изменения:

  • повышается открытость опыту;
  • усугубляются переживания;
  • повышается доверие к собственным проявлений, к самому себе;
  • формируется внутренний локус оценки;
  • усиливается готовность войти в «процесс жизни»;
  • углубляется знания о себе в процессе переживания.

С принятием своего опыта и переживаний всегда связан значительный риск.

Только небольшая часть личности эго-идентифицирована, или эго-синтонного, то есть принадлежит сфере Эго. Некоторые личные проявления (черты, переживания) не является эго-синтонного и образуют сферы «не-Я» и «симптоматика». Очень важное качество личности — это готовность быть в процессе развития. Сам Роджерс подчеркивал, что это означает способность отказаться от фиксированных целей и ожиданий, готовность отказаться от собственных определений жизни, могут ограничить саморазвитие. Структура личности согласно данной терапией выглядит так: в центре симптоматики находится «Я» и «не-Я», как две равнозначные части личности.

Результатом развития личности и максимально эффективной психотерапии становится «полностью функционирующая личность». Концептуально это понятие означает полную конгруэнтность, способность преодолевать препятствия и трудности жизни, творчески себя реализовать. В результате двадцатипятилетней исследовательской программы выявлено, что такая личность характеризуется положительной Я-концепцией, эффективным социальным функционированием и готовностью организма реагировать на любые внешние воздействия. Очевидно, что психотерапевтический процесс продвигает клиента к показателям «полностью функционирующей личности». Но клиент имеет право остановить терапию в любой момент и извлечь из нее ровно столько, сколько может. Поэтому одним из важнейших условий изменения клиента в терапии является его готовность к этому изменению.

Реальная психотерапевтическая практика связана с тем, что клиент-центрированные терапевты действуют по-разному и вносят в психотерапевтический процесс свои особенности и личностно значимые теоретические конструкты. Таким образом, в реальном психотерапевтическом процессе ряд психотерапевтов фасилитирует в клиенте «ребенка». Идея «полностью функционирующей личности» может трактоваться как идея «ребенка» в смысле натуральности, естественности чувств, жизни и проявлений. Это свободное выражение любви, грусти, страсти, печали, тревоги, гнева и т. Человек, «закрытая» к переживанию и экспрессии гнева, в значительной степени «закрыта» к переживанию и экспрессии любви. В этом смысле «полностью функционирующая личность» близка к «генитального характера» Вильгельма Райха. Но клиент может не принимать такое толкование «полностью функционирующей личности», как и психотерапевт.

Некоторые терапевты понимают «полностью функционирующую личность» как «духовную развитость», то есть делают акцент не на жизни, естественности, натуральности, а, наоборот, на разумности, всепрощении, покое и тому подобное. Одним словом, за реальным процессом психотерапевтического взаимодействия трудно говорить об абстрактных механизмы и нормативы психотерапевтической изменения клиента в рамках клиент-центрированного подхода.

Есть данные об использовании некоторыми психоаналитиками терапии Роджерса как паллиативного, симптоматического средства, к тому же назначается только при актуальных (а не инфантильных) и неглубоких неврозах и дает лишь кратковременный эффект. С этим трудно согласиться, так как терапия Роджерса ориентирована на личность, а не на симптом. В данной терапии клиент прогрессирует настолько, насколько он готов это сделать, поэтому эффект может быть перманентным, паллиативным или вообще отсутствовать, впрочем, как и при других видах терапии.

Клиент-центрированная терапия сейчас и тенденции ее развития

Для современного клиент-центрированного подхода характерна размытость концептуальных границ. Подход Роджерса является хорошей метафорой человека, и вряд ли его основные понятия («самоактуализуюча тенденция», «полностью функционирующая личность», «эмпатия», «безусловное позитивное отношение к клиенту» и т.п.) имеют теоретический статус. Это те квазиконцептуальни образования, скорее нужно научиться чувствовать, переживать как некоторые экзистенции. Их понимание без переживания невозможно, как невозможно чисто технически обеспечить необходимые и достаточные условия терапевтической изменения клиента.

Попытка добавить главным «понятием» гуманистической психологии концептуальный статус приводит к определенным недоразумений.

Иногда возникают ситуации, когда под вывеской «клиент-центрированной терапии» употребляются совершенно разные, а порой и взаимоисключающие стиле и практики терапии. Критерий директивности-недирективности определенной мере внешним, он определяет лишь стиль поведения психотерапевта (жесткий, направляющий, улыбающийся, приветливый, родительский, материнский и т. д.).

Второй характерной чертой современного клиент-центрированного подхода является терапевтический эклектизм. Это абсолютно нормальное явление для психотерапевтов, но оно создает ряд проблем для самой психотерапии. Сочетаются абсолютно противоположные, несовместимые подходы. Так, известный голландский клиент-центрированный терапевт Хёйзинга сочетает PCT-терапию с бихевиоральной.

Еще одной характерной чертой является безразличие к патогенеза и структуры расстройств. PCT-терапия не имеет список показаний, то есть перечня видов расстройств, при которых она эффективна. Выясняется, что ее используют при решении семейных проблем, лечении сексуальных расстройств, пограничных состояний и выраженной психопатологии. Хотя на самом деле такие явления как сесуальни расстройства, девиации, парафилии, неврозы не поддаются лечению этим видом психотерапии.

Наконец, в концепции Роджерса практически отсутствует вертикальный (духовный) измерение: «Бог умер, религия больше не говорит с человеком в современном мире» (Тилли, Роджерс). Духовность редуцируется к системе качественных межличностных отношений; Бог исчезает в межличностном пространстве. «Я» стремится найти свою истинность в межчеловеческих отношений, «Я-Ты» связях. Сердешнисть и уважение, безусловно, важны, но могут стать искусственной средой суррогатного общения, не знает и не желает знать реальность. На таком конвенциональному уровне РСТ-психотерапия может быть даже опасной для культуры. Клиент-центрированная терапия в основном рассчитана на длительный отрезок времени, в основном, она долгосрочная (в США это считается нормой). В настоящее время актуальными являются краткосрочные сеансы, потому значимо часть граждан стран Украины и в целом СНГ не является психологизированного клиентами, ведь психотерапией в Советском Союзе занимались только врачи-психиатры, а следовательно психотерапия имела только медицинское направление. Большинство психологов считает, что клиент-центрированная психотерапия в наше время переживает кризис и его теория нуждается социокультурных изменений.