Любовная застенчивость (англ. Love shyness) — фраза, придуманная психологом Брайаном Джилмартином (Brian Gilmartin) для описания специфической разновидности сильной хронической застенчивости. Согласно его определению, опубликованного в книге «Застенчивость и любовь: причины, последствия и лечение (1987), любовно-застенчивым людям трудно проявлять настойчивость в неформальных ситуациях, касающихся потенциальных романтических или сексуальных партнеров. Например, в гетеросексуального любовно-застенчивого человека будут проблемы при попытке начать разговор с женщиной через острое чувство тревоги или страха. По статистике, приведенной автором на момент написания книги, примерно 1,5 процента или 1,7 миллиона мужчин в США попадали в категорию любовно-стеснительных.

История

Изучение Джилмартином этой проблемы стало возможным благодаря специально выделенному на это в 1979 году гранта Обернский университета. Исследование проводилось с 1979 по 1982 годы, книга была опубликована в 1987 году издательством «University Books». В 1989 издательство «Madison Books» опубликовало сокращенную версию со вступительным словом Е. М. Гутмана, тогдашнего президента Психологического общества Флориды и главного психиатра в Mental Health Services флоридского округа Ориндж. Интерес к книге утих вскоре после ее публикации, однако, в середине девяностых началось его обсуждение в соответствующих группах юзнету. По словам Джилмартина на протяжении многих лет он получал множество писем и сообщений со всего мира. В 1995 году она была переведена на японский язык, и Джилмартин посетил Японию для ее продвижения. В нулевых годах книга вновь обрела популярность благодаря публикации выдержек из нее в новостной группе alt.support.shyness на Angelfire, а также созданию соответствующих групп на Yahoo и Google. Еще больше читателей узнало о ней благодаря рекомендации в книге Сью Джонсон «Секс, секс, и больше секса».

Определение «любовной застенчивости»

Джилмартин приводит семь критериев, по которым мужчины можно считать «любовно-застенчивым»:

  • Он девственник, никогда не имел половых отношений с женщиной.
  • Он редко балует время с женщинами, не просто его друзьями.
  • В него, в общем случае, есть друзья среди женщин, но он не знает, что с этим делать.
  • Он не имеет опроса любой эмоциональной близости, серьезных отношений романтической и / или сексуальной природы с представителями противоположного пола.
  • Он страждуе и продолжает страдать из-за отсутствия спутницы жизни. Проще говоря, он отчаянно желает отношений с женщиной, но не имеет их через застенчивость.
  • Он настолько зависит от своего страха, что не может утвердить себя в глазах женщины случайным, дружественным способом. Это сущность «любовной застенчивости».
  • Он строго гетеросексуальный.

Джилмартин не исключал существования любовно-стеснительных женщин, но он сомневался, что они чувствовали бы те же негативные эффекты, и гетеросексуальные мужчины. Он предположил, что такие случаи оказывались бы другим образом, в основном, через социальные роли, которые предполагают, что гетеросексуальные мужчины (а не женщины или мужчины-гомосексуалы) должны инициировать отношения. Джилмартин поясняет: «в очень скромной молодой женщины ничуть не меньше шансов встречаться и выйти замуж, чем в уверенной в себе, несоромьязливои женщины. На самом деле, даже очень застенчивые женщины выходят замуж. Любовно-застенчивые мужчины не женятся и не могут жениться, независимо от того, насколько они хотят этого … ».

Результаты исследования

Джилмартин считает, что любовно-застенчивыми могут быть люди любого возраста, сексуальной ориентации или пола. Однако, негативные эффекты любовной застенчивости проявляют себя прежде всего в случае гетеросексуальных мужчин. Выборка данных Джилмартина содержала только последних. Он изучил 200 любовно-стеснительных студентов колледжа (в возрасте от 19 до 24 лет), 100 любовно-стеснительных мужчин более старшего возраста (35-50 лет) и сравнительную группу из двухсот «несоромьязливих» студентов. Несоромьязливи отбирались таким образом, чтобы представлять не средних мужчин, а только наиболее товарищеских.

Темперамент и личность

Любовно-застенчивые мужчины в выборке Джилмартина значительно отличались по темпераменту от несоромьязливих. Они значительно уступали по показателю экстравертности и одновременно набирали больше очков по показателю нейротизма в личностный опросник Айзенка. В терминах Айзенка они имели «меланхолический» темперамент. Большинство любовно-стеснительных мужчин (и только несколько несоромьязливих) сообщили, по словам матерей, которые были «тихими» детьми. По мнению Джилмартина, это свидетельствует о том, что любовно-застенчивые люди больше соответствуют описанию поведенческого комплекса Джерома Кагана. Ряд мужчин также прошли через тяжелые роды, в некоторых случаях требовали кесарева сечения.

Меньшая часть молодых любовно-стеснительных мужчин чувствовала оптимизм по поводу возможности решения своей проблемы, при этом все любовно-застенчивые мужчины старого возраста были настроены весьма пессимистично, и, кроме того, имели циничный взгляд на мир и женщин в частности. Старые мужчины при опросах высказывали больше злости, в то время как молодые были спокойными. Лишь небольшое количество опрошенных из обеих групп восхищались наркотиками или алкоголем. Однако, и в тех, и в других прослеживались общие интересы — такие, как искусство и плавание. Соревновательные виды спорта не нравились большинства из обеих групп. Обе группы также были очень последовательны в том, что касалось их идеологических наклонностей.

Застенчивые мужчины имели разные степени восприимчивости к таким вещам, как осязание, вкус, свет и другие формы раздражителей. Они больше тяготели к гиперчувствительности, чем несоромьязливи мужчины.

Карьера, деньги и образование

Джилмартин обнаружил, что все 100 Любовно-стеснительных мужчин старого возраста были в целом хуже трудоустроены. Несмотря на то, что почти все они успешно получили высшее образование, их зарплаты были ниже среднего уровня по стране. Как правило, они имели неполную занятость, работали на должностях ниже их уровень квалификации, или с минимальной ставкой оплаты труда. В годы проведения Джилмартином его дослидувань (1979-1982), уровень безработицы в США среди выпускников университетов составил 3,6%, в то время как среди любовно-стеснительных с тем же уровнем образования — целых 16%. По этим причинам все эти мужчины по финансовому состоянии находились или в низшей части среднего класса, или еще ниже.

Доход любовно-стеснительных мужчин сильно зависел от их выбранной специальности. Их средний доход равен 14 782 долларам (35826 в долларах 2013 года). Среди тех, кто получил дипломы в бизнесе, программировании или инженерии, средний доход составил 21 163 доллара (1291 в долларах 2013 года), что также было ниже среднего уровня для этих специальностей.

Все любовно-застенчивые мужчины старого возраста жили на съемных квартирах, в менее привлекательных районах, и основная часть их дохода шла на ежедневные нужды. Свойственные им социальная скованность, нерешительность и нежелание проявлять инициативу проводили до того, что они почти не двигались по карьерной лестнице, а также имели очень ограниченный круг социальных контактов, важных для успешного трудоустройства. Все это отрицательно сказывалось на их профессиональной и финансовой успешности.

Отношения со сверстниками и семейная жизнь

Большинство любовно-стеснительных мужчин (и ни один из несоромьязливих) утверждали, что никогда не имели друзей или хотя бы друзей. Большинство из них рассказывали, что, в отличие от несоромьязливих, были объектом издевательств со стороны сверстников через свои комплексы и интересы, а также были менее склонны бороться с такими издевательствами. Примерно половина подвергалась издевательствам и в старших классах школ (в то время как с несоромьязливимы таких случаев не было). Даже будучи взрослыми, любовно-застенчивые люди оставались одинокими и получали насмешки и осуждение со стороны других людей. Эта нехватка признания со стороны других людей заставляла любовно-стеснительных мужчин чувствовать себя чрезмерно одиноко и подавленно. Это же подталкивало их к тому, чтобы как можно меньше общаться с людьми своего пола.

По данным Джилмартина, застенчивые люди, как правило, росли в неблагополучных семьях. Большинство рассказывала, что родители и социальное окружение давили на них, пытаясь заставить их быть «настоящими мужиками». Большинство не могла рассчитывать на эмоциональную поддержку со стороны родителей, а многие подвергались физическому насилию. Возможно, жестокое обращение со стороны родителей, пренебрежение эмоциями, желаниями и интересами сына и стало, по крайней мере, частичной причиной возникновения у него социальных комплексов. Даже когда дети растут, их родители все равно заявляют, что разочарованы в своих сыновьях, и чувствуют себя униженными из-за их нынешнее состояние. Большинство родителей расстроены тем, что дети не женаты и не имеют детей. Такие родители редко или вообще никогда не посещают своих детей. Но большинство застенчивых мужчин часто посещают своих родителей, несмотря на то, что испытывают к ним негативные чувства, вплоть до ненависти. Однако, родители часто являются единственными людьми, с которыми застенчивые мужчины контактируют, и от которых получают финансовую поддержку.

В избиратели Джилмартина только 14% несоромьязливих мужчин студенческого возраста не имели сестер, среди застенчивых студентов таких оказалось 59%, а среди стеснительных 35-50 лет — 71%. Более половины несоромьязливих молодых людей росли, по крайней мере, с двумя сестрами, а среди застенчивых людей молодого и среднего возраста этот процент достигал лишь 6% и 3% соответственно. Джилмартин также отмечает, что никто из стеснительных людей среднего возраста и очень мало из молодых могли в детстве рассчитывать на эмоциональную поддержку со стороны кого-то из взрослых. Также очень мало стеснительных людей было много двоюродных братьев. 90% таких не имеют вообще или имеют только одного, только 10% имеют двух или трех, и ни один не имел больше трех.

Внешность

Джилмартин попросил стеснительных и несоромьязливих мужчин оценить свою внешность по шкале от 0 до 10. Средняя оценка стеснительных составила 5,17, в уверенных — 7,36. На вопрос, считали они себя привлекательными, когда учились в школе, 65% застенчивых ответили, что считали свою внешность «ниже среднего», 100% уверенных — «выше среднего». По словам исследователя, низкая оценка собственной привлекательности в подростковом возрасте очень сильно влияет на самооценку в будущем. Джилмартин отмечает, что любовно-застенчивые мужчины также были эстетически менее привлекательными, поскольку гораздо хуже следили за своим внешним видом, физической формой и гигиеной. По его словам, их одежда была неряшливым, мятой и старомодным, это же относилось к прическам, растительности на лице, и тому подобное. К общей неряшливости любовно-стеснительных мужчин часто добавлялся неприятный запах.

Одновременно исследователь отмечает еще одну особенность любовно-стеснительных мужчин, а именно, повышенную требовательность к внешней привлекательности женщин, которая при их собственной непривлекательности делает возможность отношений нереалистичной. Любовно-застенчивые мужчины оказывают несравненно большее значение физической красоте, чем несоромьязливи. На вопрос, выберут они девушку с очень красивой внешностью, но холодную в постели, либо не самую привлекательную, но с которой можно ежедневно выполнять все свои сексуальные желания, абсолютно все уверены мужчины сказали, что выбрали бы умелую девушку со средней внешностью, в то время как 73% застенчивых предпочло бы внешней привлекательности. 98% застенчивых и только 49% уверенных согласились с утверждением «лучше не встречаться ни с кем, чем встречаться с недостаточно хорошей девушкой».

Джилмартин приводит несколько рассказанных застенчивыми мужчинами историй, когда женщина проявляла к ним неприкрытый романтический интерес, но была ими отвергнута, поскольку не была достаточно хорошей. Склонность стеснительных мужчин к мечтаний и отсутствие реального опроса общения приводят к тому, что они создают у себя в голове нереалистичный образ идеальной женщины и отвергают любые варианты, которые ему не соответствуют. Собственная непривлекательность с одной стороны, и чрезмерная требовательность к привлекательности женщины с другой еще более способствуют хронической одиночества.

Адаптация и тревожные расстройства

Застенчивый человек плохо приспособлен к жизни, несчастный, склонен к тревожным неврозов и даже к психологическим заболеваниям. По данным Джилмартина, застенчивый человек, по сравнению с несоромьязливим, чувствует больше фантазий, связанных с насилием, проявляет больше пессимизма и цинизма по миру, более склонен считать себя никому ненужным, и чувствует заметные трудности с концентрацией.