Зудящие дерматозыБолее 100 лет прошло с тех пор, как из обширной группы лихенов сначала Cazenave, затем Vidal и наконец Brocq и Jacquet выделили самостоятельно заболевание, которое характеризуется интенсивным первично возникающим зудом и особым предрасположением кожи к возникновению лихеннфикации.

Brocq и Jacquet обозначили это заболевание термином «нейродермит«, который, выдержав ожесточенные дискуссии, закрепился в дерматологических классификациях многих стран.

С течением времени клиническая картина нейродермита в интерпретации различных дерматологов уточнялась и дополнялась. Наряду с основными признаками заболевания-первичным зудом и лихенификацией многие авторы наблюдали у больных нейродермитом диффузные очаги поражения с выраженной экссудацией и инфильтрацией кожи, наличие уртикарных элементов, сухость кожи, белый дермографизм и т. п.

Стали появляться указания на то, что ряд клинических особенностей при нейродермите имеет большое сходство с некоторыми другими кожными заболеваниями: почесухой, крапивницей и др. В связи с этим отдельные авторы высказались за целесообразность объединения подобных дерматозов в одну группу с нейродермитом.

Основанием для такого объединения был прежде всего кожный зуд, являющийся главным общим симптомом для нейродермита и близких к нему дерматозов.

Еще в 1895 г. Touton высказал предположение, что местный зуд с последующим утолщением кожи является заболеванием, ближе всего стоящим к пруриго Гебры. По его мнению, в группе дерматозов зуд является первичным и главным симптомом заболевания и лишь индивидуальное предрасположение кожи в ответ на механическое раздражение может давать различную клиническую картину — от зуда без кожных морфологических проявлений до lichen chronicus circumscriptum Vidal и пруриго Гебры.

На Международном конгрессе в Риме Neisser высказался за целесообразность объединения всех зудящих дерматозов. Kaposi с пониманием относился к возможности включения отдельных заболеваний с рядом общих клинических признаков в одну группу. Он даже видел одинаковые этиологические моменты в возникновении кожного зуда и крапивницы.

Но не только клинико-морфологические особенности являлись основанием для объединения близких к нейродермиту заболеваний в одну группу. Дальнейшие многочисленные исследования, посвященные изучению этиологии и патогенеза нейродермита, подтвердили прежде всего два положения. Первое заключается в том, что нейродермит является самостоятельным заболеванием с характерными клиническими, патоморфологическими и патогенетическими особенностями. Второе положение сводится к тому, что этиологические моменты и патогенетические механизмы в развитии нейродермита имеют большое сходство с такими заболеваниями, как pruritus cutanea, почесуха, крапивница и т. д.

И не только сходство клинических признаков и патогенетических механизмов при нейродермите и некоторых других близких к нему заболеваниях давало основание многим исследователям говорить о так называемой группе нейродермитов, нейродерматозов, или зудящих дерматозов.

Нам кажется, что целесообразность объединения близких к нейродермиту заболеваний, таких, как кожный зуд, пруриго, крапивница, диктуется общностью некоторых этиологических моментов и патогенетических механизмов, патоморфологических и клинических признаков, методов терапевтического воздействия.

Подобное объединение в определенной степени способствует также упрощению и систематизации обширной и запутанной классификации кожных болезней, в частности применительно к группе нейродерматозов, занимающих значительный удельный вес среди других кожных заболеваний.

Однако при этом объединении не должны стираться известные грани, характеризующие особенности каждого дерматоза. Иначе подобная систематизация не будет способствовать более рациональному изучению вопросов этиологии, патогенеза и терапии этих страданий.

Несмотря на значительные успехи в изучении этиологии и патогенеза нейродерматозов, многие вопросы этой проблемы остаются еще невыясненными. Поэтому на современном этапе нам кажется целесообразным пока называть эту группу заболеваний «зудящие дерматозы«. В этом названии отражаются два главных положения, характерных и в то же время общих для дерматозов этой группы: во-первых, наличие зуда, постоянного, обязательного субъективного симптома при нейродермите, болезни Сульцбергера-Гарбе, пруриго, крапивнице и болезни Фокса-Фордайса, во-вторых, ведущая роль разнообразных нервных нарушений в этиологии и патогенезе этих заболеваний, признаваемая большинством отечественных и зарубежных ученых.

Настоящая монография представляет собой попытку обосновать возможность и целесообразность объединения упомянутых заболеваний, сходных между собой по ряду морфологических, патогенетических и этиологических признаков, в группу зудящих дерматозов, а также уточнить характерные клинические, патоморфологические и патогенетические особенности этих заболеваний, имея в виду достижения отечественной и зарубежной дерматологии в этой области за последние годы. Многолетние наблюдения, которые мы провели и клинике кожных и венерических болезней Московского областного научно-исследовательского клинического института имени М. Ф. Владимирского, позволяют нам высказать мнение и об эффективности ряда терапевтических средств при нейродерматозах.

Большое внимание в монографии уделено изложению результатов собственных исследований, в которых отражаются различные стороны патогенеза нейродерматозов с позиций нервно-аллергической концепции их возникновения. Несомненно, что некоторые вопросы, недостаточно полно освещенные в настоящей монографии, еще ждут своего разрешения. Мы надеемся, что настоящая книга послужит еще одним стимулом для изучения всех этих вопросов.