Ф

Фет Виктор Яковлевич

Виктор Яковлевич Фет (англ. Victor Fet, рус. Виктор Яковлевич Фет; * 9 мая 1955, Кривой Рог) — американский (до 1987 года — туркменский) зоолог, профессор биологии Университета Маршалла (Хантингтон, Западная Вирджиния), русский поэт и драматург.

Биографическая канва

Родился в семье инженеров, впоследствии научных работников Сибирского отделения Академии наук СССР. Детство и юность Виктора связанные с Новосибирском. Окончил биологическое отделение факультета естественных наук Новосибирского государственного университета (1976). По образованию биохимик, но, чувствуя склонность к более традиционного профиля «натуралиста», еще студентом начал ориентироваться на зоологию беспозвоночных. С 1976 года работал в заповедниках Туркменистана (сначала в Бадхызского, затем — Сюнт-Хасардазькому). Окончил аспирантуру Зоологического институт Академии наук СССР в Санкт-Петербурге (1984). Защитил диссертацию «Фауна и эколого-биогеографические особенности пауков Юго-Западного Копетадгу» на соискание ученой степени кандидата биологических наук.

Избушка Фета на дальнем пограничье заповедника странным образом стала интеллектуальным центром, известным далеко за пределами Туркменистана.

« Дом Виктора Фета стоит под скалой у входа в ущелье Айдер — отдаленной и, вероятно, наиболее впечатляющей участка заповедника. Дом этот, с несколькими тесными комнатками, прогнившей, проломленной полом, с газетами на стенах и окнах, под которыми днем ​​и ночью взывает осел, — тема особая. Неделями и месяцами живут здесь первокурсники и доктора наук, энтомологи и ботаники, художники и змееловы, лисовпорядникы и корреспонденты из Москвы и Хабаровска, Вильнюса и Иркутска … Спят на полу в спальниках, кому повезет, едят что попало, выматываются за день или за несколько дней в горах, но, вернувшись, вместо того чтобы выспаться, с гордостью демонстрируют свои трофеи. »

Сергей Марков, Ромашка в Лунных горах

Однако 1987 Фет должен уволиться с заповедника через длительный конфликт с дирекцией.

« — Борьба с браконьерами не производится, — говорил мне Виктор Фет.- Я имею в виду егерей, работу которых директор должен контролировать. И вмешиваться никому не позволяет. По итогам прошлого года [1985] заповедник в этом отношении был признан худшим в республике. А научные сотрудники, задерживают браконьеров, не получают даже устных поощрений. Скорее наоборот. Один младший научный сотрудник задержал троих вооруженных браконьеров — и сам же оказался виновным в том, что что-то там превысил … Но он совсем невооруженный был! »

Сергей Марков, Ромашка в Лунных горах

1988 эмигрировал. Временно находясь в Италии (в ожидании разрешения на въезд в Соединенные Штаты), успел за несколько месяцев заключить и издать каталог скорпионов Советского Союза. В 1988-1990 работал в Университете Вандербильта (Нэшвилл, Теннесси), в 1990-1995 — в Университете Игнатия Лойолы (Новый Орлеан), а с 1995 — в Университете Маршалла, где (2015) имеет должность профессора (full professor). Постоянно ездит с экспедициями в разные страны мира (в частности, в Мексику, Балканских стран, Туркменистан, Новой Зеландии).

Женат, имеет дочь и сына.

Научная деятельность

Еще в университете Виктор обнаружил тягу к зоологии беспозвоночных (в первую очередь пауков), участвовал в полевых исследованиях в Туркменистане (Репетек), однако соответствующей специализации в Новосибирском университете не было, и дипломную работу он выполнял по молекулярной биологии (она стала его первой научной трудом; опубликована в 1977 году в журнале «Молекулярная биология»).

Переехав после окончания университета в Туркменистан, Фет занимался зоологией и экологией пауков в Бадхызского заповеднике у Кушки, а после создания Сюнт-Хасардазького заповедника в горах Копетдага перевелся туда. Поступил в заочную аспирантуру Зоологического института, опубликовал ряд работ в ведущих научных журналах, защитил кандидатскую диссертацию, стал одним из немногочисленных в Советском Союзе специалистом по арахнологии (раздел зоологии, занимается пауками). Постепенно его научные интересы переместились в зоологии скорпионов.

После эмиграции в США сначала занимался биохимией и молекулярной биологией; только получив должность в Университете Маршалла, смог сочетать свою выучку в этих науках с изучением скорпионов: исследует их систематике и филогенез методами современной молекулярной биологии.

Кроме работ по молекулярной биологии, арахнологии и биологии скорпионов, является соавтором фундаментальных монографий по биогеографии и экологии Туркменистана и Болгарии.

Поэтическое творчество

Стихосложения было одним из увлечений Фета еще со студенческих лет. Он много писал, в том числе для студенческого театра, который сам возглавлял и который был в 1976 году, накануне защиты диплома, разогнанный университетским парткомом.

Особенно плодотворным был туркменский период жизни Виктора Фета: здесь он создал много стихов, поэму «Закон кулана». Окружающая среда и научная работа постоянно давали материал для его поэзии. Часть его стихотворных произведений можно отнести к так называемой «научной поэзии».

После того, как Фет покинул Туркменистан, он поэт надолго замолкает и только в 1995 году вновь начинает писать стихи. Иногда пишет на английском языке, но в основном все же на русском. Научная тематика занимает все больше значительное место в его творчестве. В частности, он прибегает к такому редкому жанру, как научно-фантастическая поэма: стихотворная антиутопическая драма «Доллина судьба, или мутантный Мутон» (жанр указанный автором как «опера для детей»), недавно переведенная на болгарском языке (болг. «Доноситься на Доли или Мутиралият Мутон », Театър, 2007, брой 01/03), она также звучала по болгарскому радио.

Занимался также художественным переводом, в частности, перевел с английского известную своей непонятностью поэму Льюиса Кэрролла «Охота на Снарка».

Украина в литературном наследии Виктора Фета

Из всех регионов бывшего СССР самое важное место в творчестве Фета занимал и занимает, бесспорно, Туркменистан, однако значительная часть его произведений связана (в первую очередь пейзажно) также с Югом Украины Одесская область, черноморское побережье, Крым, частично — территории бывших Вольностей Запорожских. Это имеет свои корни как в каникулярных впечатлениях юноши (например, его фарс «Гистрионы» обозначено: «19 июля 1974, Каролино-Бугаз, Одесская область»), так и в особом внимании автора к личности и деятельности на этих территориях князя Потемкина, которого он неоднократно называет запорожским «псевдонимом» Нечоса.

« Вот Голой Пристани направо (по карте, значит, на восток) Летит она, толкуй здраво, Что Крым не так уж и далёком. Летит над картой Птеница, И тень её на Крым ложится, Где одинокие Птецы Берут жильём себя дворцы. Не в Ялте, где морские ванны, И не в Гурзуфе, где тоска, И не в жалкий фонтана Гнездо татарского князька. На север дальше, по яйлой, Они в таврических степях избрал площадью жилой Фанерных сдан полупро. Места, где доблестный Нечоса решал жилищные вопросы И, запросто Дурач всех, менял фанеру на успех. »

Виктор Фет. Птец

Потемкин и фанеры «потемкинские деревни» играют важную роль в его напивдраматичному отрывке «Потёмкин и крестьяне» (1975), поэме «Птец» (1976), англоязычном либретто «History 101» (1979) и др.

« Стояли Призрачный хаты Вот жизни в нескольких шагах. Шагал по пути князь проклятый. Проклятый князь и пыльный путь. Напоминаем Наважденье И злые утренние сны, стояли плоские творенья Без толщины, без глубины. Они от ветра чуть катались, Скрипель каждою доской И вот театра отличались Огромным небом над собой. »

Виктор Фет.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть