Ф

Фрейм (психология)

Фрейм (англ. Frame — «каркас, остов», «строение, структура, система», «рамка», «отдельный кадр фильма» и др.) — Структура, которая представляет стереотипные ситуации в сознании (памяти) человека или интеллектуальной системы и предназначена для идентификации новой ситуации, основанный на таком ситуативном шаблоне.

История

Эту категорию было введено в 1974 году М. Минским, известным исследователем в области искусственного интеллекта. Концепция фреймов формировалась в контексте известного Стэнфордского проекта создания интегрального работа «глаз-рука», где фрейм мыслился как орудие для моделирования процесса сцен с действующими лицами, сопутствующими предметами, фоном и тому подобное. Фреймы означали стереотипные, эталонные сцены, хорошо известны человеку из жизненного опыта или специальных знаний, под которые можно было подводить новые, близкие к ним сцены, чтобы таким образом распознавать структуру новых сцен и ситуаций.

Общие видмости

Фрейм, по определению М. Минского, является иерархически упорядоченной репрезентацией определенной стандартной ситуации действительности. В формальной нотации он может быть представлен в виде графовой структуры, где главная обозначает объект (например, «комната»), а подчинены вершины-элементы этого объекта, которые можно наблюдать с определенных позиций. Считается, что в долгосрочной памяти человека сохраняется большой набор различных фреймов, актуализируются при предъявлении новых сцен. Для распознавания сцен в памяти человека имеет актуализироваться именно тот фрейм, больше соответствует гипотезе об объекте, который воспринимается. Таким образом осуществляется идентификация объекта в сознании человека. Например, интеллектуальная система, использующая фрейм «комнаты», имеет смоделировать способность человека, входящего в комнату, охватить все единым взглядом, составить представление о том, что у комнате, как расставлена ​​мебель, сколько в комнате окон и тому подобное.

Фрейм представляет в сознании человека (или в ее компьютерной модели) не только стереотипную ситуацию, но одновременно и связи этой структуры с некоторыми другими видами информации, в частности, информации о том, как пользоваться фреймом и что следует делать, когда надежды НЕ оправдывается. Один из ведущих исследователей в области искусственного интеллекта Р. Шенк отмечал, что «изобретение фрейма» стал настоящей сенсацией для искусственного интеллекта; эта структура оказалась чрезвычайно важной не только для решения проблемы распознавания визуальных образов, но почти сразу для создания моделей понимания естественного языка.

Структура фрейма

В теории фреймов образ называют фреймом, фреймом также называют и формализованную модель для представления образа. С такой модели нельзя ничего отнять, но есть возможность заполнения определенных дырок в атрибутах, таких, как количество окон, цвет стен, высота потолка, покрытие пола и прочее. Различают фреймы-образцы или прототипы, которые хранятся в базе данных, и фреймы-экземпляры, которые создают для отражения фактических ситуаций на основе данных, поступивших. Модель фрейма является достаточно универсальной, поскольку позволяет отобразить все многообразие знаний через фреймы структуры, которые используются для обозначения объектов и понятий (заем, заведение, вексель) ролей (менеджер, кассир, клиент) сценариев (банкротстве, собрание акционеров, празднование дня рождения) ситуаций (тревога, авария, рабочий режим устройства) и т. д.

ребенок

Игорь

обезьяна

Это Человек Ребенок Примат
Пол Мужчина Мужчина Мужчина или женщина
Возраст Менее 12 лет 8 лет Целое число
Место жительства Где нибудь ул.Русская 3 Джунгли

В последнее время спектр применения концепции фреймов существенно расширен: в него вошли лингвистическая семантика, когнитивная теория метафоры, прикладная семиотика, теория репрезентации ментальных состояний и действий и т.

Особая чувствительность к концепции фреймов и успешная ассимиляция этой концепции в лингвистике объясняется тем, что по сути фрейм не является для нее абсолютно новым понятием. Прямыми аналогами или лингвистическими прообразами такой концепции можно считать те лингвистические направления, занимаются падежными «рамками» глаголов. Это прежде всего известная «глубинно-падежная грамматика» (Ч. Филлмор), а также концепция ситуационно-ролевого толкования лексических значений и тематических групп (Ю. Д. Ампресян, А. К. Жолковского, Ю.С. Мартемьянов, В. Ю. Розенцвейг, Ю. К. Щеглов и другие); теория семантических полей И. Трира, концепция репрезентации определенных типов лексических значений языке мыслей Lingua mentalis А. Вежбицькои т. Самые значительные теоретические и прикладные результаты дает использование фреймов для разработки систем понимания естественного языка.

Среди теоретических результатов стоит прежде всего вспомнить предложенную Ч. Филлмор концепцию двух семантик, опирающаяся на использование фреймов.

Фреймовые концепции

Анализируя роль фреймов в моделировании понимание естественного языка, Ч. Филлмор различает две семантики: семантику, ориентированную на понимание (Р-семантику), и семантику, ориентированную на определение истинности высказываний (I-семантику). При этом Р-семантика оперирует понятием интерпретирующего описания семантики лексем, грамматических категорий и текста. Наиболее «концентрированное» применения фрейм находит в теории понимания Ч. Филлмора, которую он называет Р-семантикой второго ранга. Такая семантика включает три компонента: композиционную семантику (фреймовую структуру текста), практическое рассуждение, основанное на использовании фреймовых знаний (знаний о реальности) и обеспечивает обнаружение имплицитных семантических связей между высказываниями в тексте; рассуждение, опирающееся на знание о коммуникативные намерения, представленные в фреймовой форме. В ситуации рассуждения естественно-языковой вывода рассматривается как совокупность операций над элементами фреймов.

Использованию фреймов в моделях понимания смысла связанного текста посвящены исследования Г. Шенка и его коллег. В их концепции провозглашается центральная роль каузальной связи в организации смысловой структуры текста. Смысл, по Шенком, это концептуальная структура, а экспликат такой концептуальной структуры является каузально связан цепь событий. События, в которых сливается большое количество каузальных цепочек, образующих понятийный стержень-фабулу рассказа. Связность текста должен определяться через каузальную интерпретацию концептуальных структур, из которых состоит текст. Причинные связи, объединяющие определенное событие с другой, должны проявлять смысл этого события с точки зрения более широкого контекста. Это последнее задание и выполняет фрейм-структура.

Р. Шенк различает два типа фреймовых структур: сценарии и планы, состоящие из последовательности элементарных действий. Элементарные действия объединены в определенные классы, например, класс PTRANS означает «перемещать» (о физических объектах), класс MTRANS- «перемещать» (о мыслительные операции), класс MOVE- «двигаться» и другие. Во сценарию Р. Шенк понимает детерминированный каузальный цепь концептуализаций, что описывает стандартный ход событий в любой известной ситуации. Отдельные события связаны между собой по принципу причинно-следственной цепи: результатом каждого действия становится ситуация, где возможна очередная событие. Основная функция сценария заключается в управлении процессом вывода последствий. Сценарии описывают стандартные, типовые ситуации реальности; они состоят из названия ситуации, ролей, то есть имен участников ситуации, перечень причин возникновения определенной ситуации и набора сцен, где каждая сцена описана как набор элементарных действий. Так, сцена «вход в ресторан», входящая в сценарий «Посещение ресторана», может быть описана как последовательность таких элементарных действий: PTRANS-войти в ресторан; MTRANS-найти свободный стул; MOVE-сесть и тому подобное.

Планы — это средство, с помощью которого устанавливается причинно-следственные связи между сценариями. План описывает стандартную последовательность действий человека в том или ином случае; он состоит из сцен и сценариев, ведущих к определенной цели.

Своеобразный фреймовый подход развивается в моделях Е. Чарняка, оперирующих «системами знаний», настроенными на понимание коротких детских рассказов и логический вывод последствий. Комментируя историю формирования фреймовой подхода на материале подхода Е. Чарняка, Х. Ийм и М. Салувеер подчеркивают, что путь к признанию фреймов в этом случае пролегал через отказ от так называемой концепции «демонов», в определенном отношении близкую к концепции фреймов.

Во демонами в теории распознавания образов понимают типа факты и правила, связанные с некоторыми ключевыми понятиями и темами. Когда в тексте эксплицитно или имплицитно упоминается соответствующая тема, связанные с ней демоны актуализируются. Их функция заключается в добавлении информации, сосредоточенной в знаниях, информации, непосредственно представленной в тексте. Например, один из демонов, связан с понятием «дождь», есть такой: «Если идет дождь, а Р находится извне, то Р становится мокрым». Однако использование демонов порождает много проблем. В частности, если в тексте упоминается «ключевая» тема, она автоматически «возбуждает» всех связанных с ней демонов. Кроме того, оказывается, что демоны не дают возможности выяснять временные соотношения событий. Для преодоления таких проблем Е. Чарняк обращается к фрейм-структуры. В его трактовке фрейм состоит из так называемых «фреймовых утверждений», описывающих в достаточно общих категориях отдельные действия и их этапы. Каждое предложение в рассказе анализируемом интерпретируется как реализация одного или нескольких фреймовых утверждений. В процессе анализа текста конструируется его «фреймовое изображения», и ведется обмен того, какие части фрейма и до какого предела уже реализованы в той последовательности событий, детерминирована фреймом. Это позволяет реконструировать «правильный» ход событий в процессе анализа рассказа, где отдельные события описываются не во жестком временном порядке.

В отличие от приведенных выше фреймовых концепций Ч. Филлмора, Р. Шенка, Е.Чарняка, где уверенно провозглашается большая креативная способность фрейма как категории репрезентации знаний в моделях понимания естественного языка, в работе И. Уилки «Семь тезисов об искусственном интеллекте и естественный язык »высказывается крайне скептическое отношение к основным положениям и результатов теории фреймов. И. Уилкс считает, что фреймы оказываются слишком конкретными структурами, в то время как актуальной задачей исследований в области моделирования понимания естественного языка остается создание общей теории репрезентации знаний. Если развивать дальше фреймовый подход в таком же направлении, то, по мнению И. Уилкса, нужно будет постоянно разрабатывать все новые и новые фреймы от ресторанов и универмагов до приготовления пищи, садоводства и тому подобное.

Еще одним недостатком фреймовой подхода И. Уилкс считает также отсутствие критериев для решения вопроса о том, когда стоит актуализировать знания, которые содержатся в фрейме, что только вносит путаницу в анализ текста. Иначе говоря, речь идет об отрицании механического принципа применения фреймов. В подтверждение своего мнения И. Уилкс приводит такой пример: «По дороге в ресторан« Орфей »Джон зашел в универмаг. И все время думал о ритуалах инициации, которые он увидел в телепрограмме «. Если для понимания этого текста, рассуждает И. Уилкс, механически принять метод фреймов, то для этих предложений были бы выбраны четыре больших фреймы: «рестораны», «универмаги», «ритуалы инициации», «телевидение», которые вряд ли имеют отношение к их толкования.

Другие исследовательские направления

Среди других исследовательских направлений, где применяется метод фреймов, стоит отметить, по крайней мере, еще два: моделирование процессов метафоризации на когнитивном уровне (А. М. Баранов) и формирование прикладной семиотики как новой парадигмы искусственного интеллекта (Д. А. Поспелов).

В концепции образования метафор, разработанной А. Н. Барановым, механизм метафоризации рассматривается как функционирующий в контексте обмена информацией, или знаниями между двумя концептуальными полями: источником или базой, и полем цели. Для описания внутренней структуры поля источника и поля цели в модели А. Н. Баранова используется метаязык фреймов и сценариев. Фрейм здесь выступает в своем общепризнанном смысле как описание типизированной ситуации, состоящий из слотов, где каждый слот представляет определенный тип информации, релевантный для фрагмента действительности, описывается. Язык фреймов является удобной для описания процессов метафоризации именно потому, что это типичная метаязык репрезентации знаний. Которая не делает различия между лингвистической и экстралингвистической информацией. В этом случае метафоризация может быть представлена ​​как совокупность формальных процедур над двумя (в некоторых случаях больше, чем двумя) фреймами. Например, метафорический смысл может основываться на переносе концептуального содержания фрейма-источника в одноименный слот целевого фрейма. Иногда новый метафорический смысл возникает как следствие целого комплекса обработки знаний. Так, формирование актуального значения идиомы «белая ворона» предполагает не только замену слота «цвет» фреймы «вороны» на нехарактерный цвет, но и последующее взаимодействие фрейма-источника с целевым фреймом человека.

Итак, по концепции А. Н. Баранова, процесс метафоризации любой сложности может быть представлен простыми операциями над фреймовой структуры знаний, а именно, путем замены смысла слота, перенос смысла с одного слота в другой, введение нового слота во фрейм, уничтожения или элиминация содержания слота или всего слота в целом, свертывание фрейма в один или несколько слотов и тому подобное. Это позволяет формально описывать процессы метафоризации как операции над фреймами знаний, выходя за пределы собственно языкового значения, в чем и заключается преимущество когнитивно-фреймовой подхода, сознательно игнорирует границу между лингвистическим и экстралингвистическим.

Понятие фрейм-структуры также используется в прикладной семиотике. Исходя из универсального характера фреймов как знаниевых структур, Д. А. Поспелов рассматривает структуру знака (семантический треугольник) как своеобразный фрейм.

Предметом когнитивной лингвистики является моделирование концептов и установление особенностей их языковой реализации. В связи со сложным характером структурной организации концепта, под ним понимают знания различного уровня абстракций, то есть разные форматы знания. Концептом может быть и отдельное значение, и целая концептуальная структура или, другими словами, когнитивная модель, которая включает другие концепты и задает другие уровни абстракции.

Теория когнитивных моделей, согласно Дж. Лакофором, состоит из ментальных пространств и когнитивных моделей, которые структурируют эти пространства [3:46]. Ментальное пространство это определенная сфера мышления, концепции, которая может включать наше понимание реальных и гипотетических ситуаций, абстрактных категорий. Ментальные пространства имеют чисто когнитивный статус и не существуют вне мышления. Они структурируются с помощью различных когнитивных моделей: образно-схематических, пропозициональных, метафорических, метонимии, символических.

Ч. Филлмор называл ментальные пространства фреймами. Фреймовая семантика как лингвистическая концепция была впервые предложена Ч. Филлмор в середине 70-х годов и была развитием его теории падежной грамматики. Применяя понятие фрейма, Ч. Филлмор сначала понимал его сугубо лингвистически как систему выбора языковых средств-слов, грамматических правил и языковых категорий, — которые ассоциируются с прототипичнимы сценами или типичными ситуациями. Позже понятие фрейма практикуется с когнитивной точки зрения как особая унифицированная конструкция знания или схематизация опыта. Еще позже Ч. Филлмор определяет фреймы как когнитивные структуры, знание которых предполагается концептами, представленными словами.

В современной лингвистике фрейм определяется следующим образом: единица знаний, организованной вокруг концепта и включает в себя данные о существенном, типичное и возможно для этого концепта в рамках определенной культуры; структура данных для представления стереотипной ситуации; тип когнитивной модели, представляющей знания и мысли, связанные с конкретными, часто повторяющимися ситуациями, структура знания, объединяющая многочисленные сферы, которые ассоциируются с определенной лингвистической форме; когнитивная структура, которая существует в феноменологическом поле человека, базируется на вероятных знаниях о типичных ситуации, ожиданиях по поводу качеств и отношений реальных и гипотетических объектов.

Фрейм это модель культурно обусловленного, канонизированного знания, которое является общим хотя бы для части общества. Фрейм состоит из вершины (темы), слотов или терминалов, которые заполняются предложениями. Основной единицей хранения информации есть предложение. Фреймовая семантика это средство когнитивного и семантического моделирования языка. Возраст дает возможность моделировать принципы структурирования и отображения определенной части человеческого опыта, знаний в значениях языковых единиц, способы активации общих знаний, которые обеспечивают понимание в процессе речевой коммуникации. При этом отсутствует четкая граница между языковыми значениями и человеческим опытом. Фреймы это блоки знания, которые стоят за значениями слов и обеспечивают их понимания. Фреймовая семантика отмечает необходимость увязки значение слова с фреймом, что лежит в его основе. Тем самым она допускает возможность того, что коммуне канты могут знать значение слова, которое входит в определенную лексическую группу, даже если они даже не знают никаких других слов из этой группы или некоторые из них. Термин «фрейм» используется в данном случае как родовое понятие-общий термин для обозначения различных типов структур: фреймов, схем, сценариев.

Выводы

Итак, фрейм — это структурированная единица знания, в которой выделяются определенные компоненты и отношение между ними. Он включает систему оценок, показатели истинной ситуации, культурные, прагматичные, энциклопедические знания, которые фиксируются как в пропозитивний, так и в терминальных частях, а также концептуальные планы-инструкции для использования фрейма. Некоторые фреймы является выраженными-естественно и неизбежно возникают в процессе когнитивного развития каждого индивида (например, знание артефактов). Выделяют также фреймы, существование которых полностью зависит от связанных с ними языковых выражений (таких, как единицы измерения: фут, дюйм и т. Д .; название месяцев). В зависимости от вида знания, которое отображается в модели, различают ситуативные и классификационные фреймы. Ситуативные фреймы представляют знания неречевого, делового характера, классификационные-отражают принципы организации языковой системы (фреймы классов слов, различных типов текстов и т. Д.).

В зависимости от вида слотов и их взаимосвязей С. А. Жаботинская различает пять типов фреймовых структур:

  1. Предметноцентрический фрейм, который состоит из системы предложений, это к одному и тому же логическому субъекта присоединяется несколько логических предикатов; в центре внимания находится сам предмет.
  2. Акциональный фрейм, конституентатамы которого есть несколько предметов, которые наделяются семантическими ролями, акцент смещается на взаимодействие одного предмета с другими.
  3. Партонимический фрейм, предметные сущности которого соотносятся между собой как целое и его часть.
  4. Гипотонимичний фрейм, в котором предметные сущности сочетаются родо-видовыми отношениями.
  5. Ассоциативный фрейм, иллюстрирующий отношение сходства, которое базируется на сближении концептов в мышлении самого индивида.

Обращение современной лингвистики к новой по форме, но древней по содержанию категории «фрейм» был, как справедливо утверждает Т. А. ван Дейк, один из «отцов» теории фреймов, спровоцировано модной в 1979-е годы тенденцией заполнять языкознание инструментарием в области искусственного интеллекта как самой в то время точной и, ведь, как тогда, ошибочно считалось почти повсеместно, наиболее объективно науки, к статусу которой, разумеется, стремилась и лингвистика.

Если в науке об указанном интеллект фрейм означал набор конкретных знаний, связанных между собой тематически (т.е. «ситуацией», или, по-старому, «типичное», «традиционное», «то, что повторяется без изменений» и т.д.) и его появление было вызвано, как и с категорией «дискурс», потребностями и требованиями особого (упрощенного) управления электронным мозгом только в вопросительно-соответствующем режиме «да-нет», то в новой, когнитивной лингвистики этот термин вошел со значительно измененным содержанием (как типичным набором сем для описания сложного, но целостного явления) и, как все ее категориальный аппарат, быстро превратился в поэтизм, накопив слишком много противоположных толкований, с одной стороны, и породив разнообразие синонимов к самому себе, с другой.

Случилось это из-за того, что история понятия «фрейм» и история термина «фрейм» насчитывали различные хронологические протяженности. Когда в 1974-м году «отец» этого термина М. Минский, предложил его к обращению в практике искусственного интеллекта, он имел в виду лишь логический смысл доброй старой лингвистической категории «широкий контекст», или «фоновые знания», потому что профессионально знал, что восприятие любого высказывания сводится не только (и не столько!) к пониманию словарной и непосредственной конотативнои семантики (узкий контекст) использованных в нем языковых единиц, а прежде всего к учету той типичной ситуации социального общения, которая породила конкретный текст и предопределяет его (т.е. широкий контекст).

Вспомнив через 10 лет начало истории указанного термина, он снова акцентировал значимость предыдущих знаний для объективного восприятия содержания очередного высказывания: «В своей работе я предположил, что разум данные любого восприятия конечно интерпретирует в терминах ранее приобретенных структур, приспособленных к описанию — в фреймах ».

И действительно: когда, например, немец говорит по телефону своему собеседнику «Auf Wiederhören», или Украинец обращается к человеку, который принимает пищу, со словами «Приятного аппетита Вам!», Или русский встречает знакомого выражению «Здравствуйте», то все три говорящего (за резким исключением) имеют в виду совсем не то, что загальноконвенционально для языку представляют приведенные словосочетания («до следующего раза, когда мы снова будем слышать друг друга» — у немца, «чтобы еда была хорошей» — в украинском, «до свидания здоровы »- у россиянина), а-соответственно-ситуацию прощание, поздравления, встречи, и, следовательно, филолог-аналитик имеет полное основание понимать эти сообщения не словарно, а фреймов (ситуативно) -« До встречи »в первом случае,« Приятного аппетита! » во втором и «Доброе утро (день и т.п.)» в третьем.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть