И

Измена (социальная)

Измена социальная (Social Betrayal) — рациональная социальная категория оценки нерелевантного результата доверительного процесса, базирующегося на категории веры. Она характерна для высших млекопитающих, создают социальные группы, в рамках которых возникают определенные бинарные социальные отношения типа: мать — ребенок, брат — брат / сестра, друг — товарищ, и т.д.

Среди людей, социальные структуры которых значительно сложнее чем у животных, количество подобных бинарных отношений в значительной степени збільшується: сімейні , кланові , партійні , державні , релігійні , етнічні , расові , и т.д. Единственное, что объединяет все эти разноплановые бинарные отношения — это то, что в каждом из них по умолчанию используется категория вера во всех доверительных процессах, которые могут в них возникать. Вера, детерминирует 100% — на предсказуемость результатов доверительных процессов. Поэтому в случае несоответствия полученного результата с ожидаемым и говорят о категории измены .Вот уже более двух тысячелетий предательство учеником Учителя, а человеком — воплощенного Бога смущает и волнует воображение каждого, кто размышляет над этой древней и, к сожалению, всегда актуальной историей. Со времен евангельских и сегодня человечество предложило немало ее версий и интерпретаций. Ровно сто лет назад упомянутая библейское повествование была проартикульована и на украинском голос, получив оригинальное художественное выразительности в драматической поэме Леси Украинский «На поле крови».

Социальную категорию измена не следует путать с «псевдовирчим парадоксом измены», возникающий в результате социальной неграмотности субъектов доверительного процесса, обусловленной неразличением категорий вера и доверие обеими сторонами взаимоотношений или только одной. Частично объясняется сходством сроков вера и доверие, однако глубже — неразличимость семантических ниш вера, доверие на уровне подсознания субъектов взаимодействия. В этом случае они воспринимают слова вера и доверие, как синонимы семантической праниши вера + доверие, что является архаичными реликтами ранних этапов социального развития человечества.

Позрадова травма

Позрадова травма возникает во всех высших млекопитающих (в том числе и у людей!), Которые создают социальные группы, в которых возникают бинарные отношения, основанные на категории веры. Как уже показано в статье о доверии, обе социальные категории доверительного процесса — доверие и вера жестко связаны не только со второй сигнальной системой (область бессознательности, где записаны т.н. условные рефлексы), но также и с первой сигнальной системой ( где записаны т.н. безусловные рефлексы). Таким образом, ситуация измены вызывает сбой нормального функционирования доверительного процесса на обоих уровнях сигнальной системы млекопитающего, ведь ситуация нерелевантной поведения нервной системы может повториться (раз Закрепившись) в ситуации протекания любого доверительного процесса. Сбой нормального функционирования доверительного процесс нервной системы млекопитающего, или человека может проявиться не только на уровне психологическом (разнообразная девиантное поведение), однако и на органическом, путем перманентных сбоив в функционировании периферической нервной системы («заболевания» различных внутренних органов), нередко заканчивается смертью «предателя».

Измена и интеллектуальная рефлексия

Как правило, на бытовом уровне и в художественной литературе розлядаеться самый, а потому понятен для всех слоев населения вариант измены на первом уровне интеллектуальной рефлексии (измена первого уровня рефлексии). Первый уровень рефлексии рассматривает бинарное отношение между двумя субъектами, в котором каждый субъект взаимодействует с другим прямолинейно и грубо, без учета возможной реакции другого (в математике для описания этих процессов используется диаграммная техника). Такой примитивный тип доверительного процесса характерен для ранних форм общественной организации человечества (к сожалению сохранился до сих пор в бинарных отношениях среди «простого народа»). Теперь представим себе двух субъектов, которые могут взаимодействовать на двух уровнях рефлексии. Например, первый взаимодействует со вторым, посылая ему определенный сигнал, на который тот должен отреагировать. В случае, когда второй субъект не обладает методами аналитической рефлексии, он автоматически посылает первом стандартную ответил (что доверяет, на самом деле верит любом его решению). Значительно сложнее вариант, когда второй субъект владеет методами рефлексии. Тогда он перед ссылкой ответы, обрабатывает с первого результат, и подает свой ответ с уточнениями. Если первый субъект не обладает методами рефлексии, тогда он тривиально принимает полученный ответ плана действий (в этом случае мастером выступает второй субъект, а подчиненным — первый, хотя и первым сделал запрос). Напротив, когда первый субъект также владеет методами рефлексии, то при получении сигналу- ответа от второго субъекта, он также обрабатывает полученную информацию и дает знак втором или о прекращении диалога (то есть остановка на втором уровне рефлексии, или дает еще уточнениши указания, тем самым переходя на третий уровень рефлексии и т. д.). Самым интересным в ситуации интеллектуальной рефлексии является то, что доверительные процессы на каждом уровне ревлексии протекает независимо, и поэтому очень трудно сделать оценку категорию измены, особенно для внешнего наблюдателя. Например, измена на первом уровне рефлексии может перейти в полное доверие на втором, и т.д. Однако это вовсе не означает, что категория измены теряет смысл при рассмотрении интеллектуальной рефлексии. Здесь все определяет высокий уровень рефлексии, был достигнут в процессе доверительного диалога между двумя субъектами. Но высокие уровни рефлексии в бинарных отношениях мало доступны внешнему наблюдателю, особенно когда он сам не владеет методами рефлексии.

Категория измены в христианстве

В течение всего времени своего существования Христианство считало за «измену» уход от веры (вероотступничество), или переход в другую веру (если не принимать во внимание институт «иезуитов»). Конечно, подобная трактовка предательства обусловлено низким социальным уровнем развития основной массы верующих, поэтому оно ясно понятно для всех слоев населения и сегодня, и в далеком прошлом. Однако, даже в христианстве присутствует т.н. «Большая Измена», связанная с личностью Иуды Искариота.

Предательство Иуды Искариота

Дело в том, что предательство Иуды Искариота относится к типичным провоцируемых измен, связанных с интеллектуальной рефлексией, и не Иуда выполнял роль мастера в бинарном отношении «Иуда — Христос". В интеллектуальных играх, связанных с интеллектуальной рефлексией всегда побеждает тот, кто может управлять противником на высших уровнях рефлексии. Сравнивать интеллектуальные уровне Христа (Мессии) и Иуды (казначея) не имеет смысла, поскольку ответ очевиден. Очевидно, что Христа распяли бы и без Иуды, ведь он в то время был достаточно известным лицом в Иерусалиме и его вид был знакомым для многих. Однако Иисус сам захотел «измены» и сам «спровоцировал» Иуду на этот поступок во имя благой цели — установление и распространение христианства. Достаточно неплохо рефлексивный диалог между Христом и Иудой подан в творчестве Леонида Андреева (повесть «Иуда Искариот»). Если Иуда всего лишь исполнил «волю Учителя» (которая была высказана конечно не на словах) и поэтому внутренне не чувствовал себя предателем (т.е. у него не возникла позрадова травма), то почему он не покинул Иудею и не закончил в мире и покое свою жизнь где-то под чужим именем? Ответ очевиден, для дальнейшего расцвета христианства нужна была «собачья смерть предателя» для наглядности будущих последователей Мессии. Поэтому Иуда совершил две «измены»: «измену Христа» и «измену Творца» (что дает и отнимает жизни), и в этом его горе и подвиг.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть