С

Ситников Василий Яковлевич

Ситников Василий Яковлевич (англ. Vasily Sitnikov 19 августа 1915, СССР, село Ново-Ракитина, (Тамбовская обл.) — 28 ноября 1987, США, Нью-Йорк) — американский художник, русский по происхождению.

Жизнеописание

Родился в сельской семье в Тамбовской губернии, Лебедянский район, село Ново-Ракитина. 1921 семья перебралась на жилье в Москву. 1933 Василий устроился на обучение в Московский судомеханический техникум. Среди увлечений этого периода — деревянные модели старинных парусников. 1935 сделал неудачную попытку устроиться на обучение во ВХУТЕМАС. Вступительные экзамены сдал успешно, но не был зачислен в учебное заведение.

Работал на строительстве московского метро. Перебрался на работу в киностудию, где считался художником и молельщиком у режиссера А.Л. Птушко.

Арест и карательная психиатрия

С началом войны 1941 года был мобилизован на строительство оборонительных сооружений в Подмосковье. При создании окопов нашел брошенное оружие, которую начал приносить домой и составлять под диван. Во время работ их бригаду засыпали немецкими листовками, которые имели незапечатанного оборот. Василий, воспитанный на дефиците всего в СССР, в частности, дефиците чистой бумаги для рисования, начал собирать немецкие открытки для зарисовок на чистых участках. В атмосфере шпиономании молодого арестовали и отправили в НКВД. Были пытки и допросы, но молодой человек оказался упрямым и не признавал ни собственной вины, ни требований подписать обвинения в подрывной деятельности как немецкого шпиона. После изменения очередного следователя НКВД, Василия визнаналы сумасшедшим и отправили в тюремную психиатрическую больницу города Казань. Признание сумасшедшим спасло художника и от расстрела, и от фронта.

Отрывок из письма художника (на русском)

Меня арестовывалы при Сталине, при Берия, во время осадного положения, как политического преступника, по нескольким статьям сразу.

В то время могли расстрелять на месте … и то ребята, которые меня арестовывалы … я не мог на них пожаловаца, что они меня так перепугалы и разволновалы спешкой … Нельзя так дергать нервы! Кстати сказать; они при аресте украли у меня электрический фонарик (заграничный) и перочинный нож ..

Портреты советских сумасшедших

Среди первых, действительно значимых произведений начального периода — серия графических портретов советских сумасшедших в психиатрической больнице. Доля была позже продана за границу, в том числе и портрет безумного писателя, отличался послушное поведение, но протестовал молчанием и категорическим отказом показать собственные рукописи, которые прятал за пазухой.

Как художник, Ситников выработал собственную художественно-графическую манеру: он применял НЕ столько штриховки прямыми линиями, сколько создавал изображения и тени запятыми и крючками. Его рисунки напоминали офорты или печатную графику.

Истоки сюжетов и технологии

«Каждое изображение для меня — радостный праздник».

Истоки сюжетов Василия Ситникова находились в области академического обучения, отсюда такое количество в наследстве художника натюрмортов и обнаженной натуры. На этом сходство с академической системе обучения заканчивалась, потому что он был уже немолодым человеком, на ломаном советской карательной системой, с горьким жизненным опытом, но человеком творческим. И его натюрморты и его ню творческие, выполненные в индивидуальной, гротескной манере и с индивидуальным видением. Они как возникают из темноты или из тумана.

Постоянный дефицит художественных материалов заставило его широко использовать случайные материалы. Так, портреты сумасшедших были выполнены на случайных клочках бумаги, на чистых участках сигаретных коробок и т. Отсутствие карандашей заставила рисовать сажей, головками горелых спичек, ваксой для ботинок. Использование случайных материалов он сохранил и в дальнейшем, когда уже находился за пределами психиатрической больницы и преподавал рисунок в собственной квартире.

1944 — 1975 гг.

В 1944 году его выпустили из психиатрической больницы. Зарабатывал на жизнь случайными заработками. С 1951 г.. Начал преподавать рисунок в так называемой «домашней академии». Среди учеников той академии был ряд московских художников — М. Д. Стерлигова, В. Г. Вейсберг и др.

Приобрел популярность как художник советского андеграунда и неофициального искусства, рисовал пейзажи Москвы. К необычного московского художника, сознание которого ни была разрушена советской пропагандой, потянулись зарубежные дипломаты, создало на Василия Ситникова своеобразную моду. Его картины с видами Москвы украсили ряд иностранных частных коллекций.

Василий Ситников, на Вимина от коллег-художников, не придавал преимущества заката или изображением радуги в пейзажах (слащавых и типично-распространенных в любительском и коммерческом живописи), а рисовал снегопады, на некоторое время стало его фирменным стилем.

Коллекционирование

Свободное время художник тратил или на творчество, либо на влюбленность в очередную женщину, или на коллекционирование. Как сумасшедший официально, признан комиссией, в СССР он не имел права жениться. Тем не менее он имел несколько гражданских жен.

Определенное место во внутренней жизни художника занимало коллекционирования. Приятельница художника взяла на себя роль Маршана художника и удачно продавала его картины. Свободные деньги Василий Ситников и тратил на коллекционирование. Прежде всего он покупал иконы. Сборник Василия Ситникова содержала несколько старинных ковров. У него были индийские бронзы, фарфор, экзотические вещи, чучела и шкуры животных и тому подобное. Все это имело несколько бессистемный характер, как и коллекция бутылок со спиртными напитками, обычно — подарки посетителей его мастерской. Ситников (в отличие от большинства свободных художников и богемы) никогда не был алкоголиком, об этом свидетельствуют и воспоминания его окружения. Так, после его эмиграции за границу на цокольном этаже его квартиры было обнаружено целый арсенал неиспользованных алкогольных напитков.

Коллекция икон

Возможно, ни в чем страсть художника и лица не раскрылась так полно, как в коллекционировании русских икон. Ситников Василий Яковлевич, протестно настроенный к разрушительным позиций в официальном советском искусстве и реальности к культурному достоянию тысячелетнего докоммунистической периода, начал бессистемно собирать все иконы, которые только мог. Он говорил, что хочет спасти все, сколько сможет. Иконы, разные по возрасту, веком и выполнением, редкие или базарной работы, Штосе стояли в его доме. Судьба сжалилась над необычного коллекционера. Позже в его хаотичную и спасительную сборник попала даже икона домонгольского периода («Спас с Гавшинкы»).

Двенадцать самых ценных икон собственной сборки он передал по наследству родным брату и сестре. Уже они позаботились передать ценную часть коллекции икон вместе с «Спасом с Гавшинкы» в Музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева, потому что Василий отбыл в эмиграцию.

Отрывок из письма. Эмиграция

Я не нравился администрации, хоть и платил за квартиру в год вперед. По свет и за газ платил тоже вперед, я сам не пыль и пьяных вообще не пускали и соседей НЕ беспокоил. Я принимал даже подосланных сыщиков и соглядатаев наравне с иностранцами и учениками. Я был открыт как на ладони. Однако я был как бельмо в глазу для властей и однажды после Сандуновских бань вынул из почтового ящика израильский вызов от "двоюродного брата", я хохотал до слез. Но я понял — это намек, чтоб я убирался […]

Около трех-четырех десятков причин привели меня к эмиграции. Главная — попробовать самоизоляции, взвесить САМОГО СЕБЯ и попытаться определить ЦЕНУ СЕБЯ, способен ли я конкурировать с натренированнымы умельца Европы и Америки …

1975 он эмигрировал сначала в Австрию, а в 1980 году. Перебрался в Соединенные Штаты. До 1987 года жил и работал в городе Нью-Йорк, где и умер.

Цель создать собственный пдручник

Василия Ситникова волновала судьба собственного художественного опыта и опыта общения с учениками. Но официальной советской педагогической системой это не имело ничего общего. А была цель создать учебник для художников. Частично это реализовалось в последние годы жизни, когда он, уже находясь в эмиграции, начал переписываться с родным братом Николаем, который трав художником — любителем. Василия Ситникова хватало на создание 12-14 листов писем, которые он отправлял к брату, где преподавал свои мысли об искусстве и конкретно надо делать. Эти длинные письма и стали своеобразным учебником, который художник так мечтал создать.

Историограф

В окружении художника оказался поэт Константин Кузьминский. Он и стал историографом непризнанного официально художника. Благодаря Кузьминском были сохранены частично архив Василия Ситникова, судьба и бытования некоторых его произведений, свидетельства о самого художника.

Избранные произведения

  • «Портрет отца художика», 1933, рисунок
  • «Автопортрет», 1940, рисунок
  • «Дождь в степи», 1940
  • «Портрет матери художника», 1941, рисунок
  • «Санитар тюремной психиатрической больнице», 1942, рисунок
  • «Безумный, так называемый Маршал», 1943,
  • «Молоко пятьдесят рублей за половину литра», 1943,
  • «Безумный», рисунок
  • «Безумный писатель», рисунок, к 1944
  • «Безумный или Убийца», рисунок, к 1944
  • «Кремль», различные варианты
  • «Натюрморт. Посвящение Матиссу », 1940-е гг.
  • «Конь», рисунок
  • «Всадник», рисунки, различные варианты
  • «Портрет сестры Тамары Ситников»
  • «Автопортрет с кучкой денег»
  • «Праздничный толпа у Кремля Ростова Великого»
  • «За семь верст кисель хлибаты», 1963 г.р.. Рисунок
  • «Этюд» (женская ню), 1964,
  • «Адам и Ева», 1967
  • «Монастырь зимой», 1967
  • «Русская зима», 1973
  • «Собор в тумане», 1974
  • «Город Китеж. Белый монастырь », 1980
  • «Автопортрет», 1982,
  • «Натюрморт с двумя сосудами», 1982, рисунок

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть