Здоровье

Напрасные страхи. Почему не стоит бояться вакцинации от коронавируса

Несмотря на то что уже более 30 млн жителей нашей страны получили хотя бы первый компонент вакцины от коронавируса, некоторые всё ещё не решаются сделать прививку. Какие соображения мешают пройти вакцинацию?

Наш эксперт — руководитель отдела возраст-ассоциированных заболеваний Медицинского научно-образовательного центра МГУ имени М. В. Ломоносова, кардиолог, гериатр, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук Яна Орлова.

Про «побочки»

Александра Чижова, «АиФ-Здоровье»: Яна Артуровна, одно из самых распространённых опасений, связанных с вакцинацией от коронавируса, — риск заработать тромбоз. Может, стоит заблаговременно принимать антикоагулянты?

Яна Орлова: Действительно, какое-то время назад говорилось о том, что некоторые импортные вакцины способны увеличивать риск образования тромбов. Однако сегодня нет никаких данных о том, что российские вакцины обладают схожим действием. Гипотетически такие риски присутствуют, но в любом случае они минимальны и, по опубликованным данным для разных вакцин, составляют от 1 случая на 125 тысяч вакцинированных до 1 случая на 1 миллион вакцинированных. А вот побочные эффекты у антикоагулянтов, особенно если пить их без назначения врача и показаний, встречаются гораздо чаще. Поэтому принимать такие средства просто так, для профилактики, не стоит. Назначение антикоагулянтов может быть рассмотрено врачом только в том случае, если человек действительно имеет склонность к тромбозам — страдает наследственными заболеваниями, вызывающими повышенную свёртываемость крови, различными тромбофилиями, имел тромбозы раньше. Такие заболевания редко протекают бессимптомно, поэтому пациенты, как правило, знают о своём диагнозе и принимают соответствующие лекарства. Но, разумеется, перед прививкой им необходимо проконсультироваться с их лечащим врачом.

— После прививки даже молодые здоровые люди иногда сталкиваются с повышением температуры, слабостью, ломотой. Не опасно ли такое состояние для пожилых людей, которые и так не могут похвастаться богатырским здоровьем?

— Эти симптомы — вариант нормальной реакции на введение вакцины. Они встречаются далеко не у всех и в подавляющем большинстве случаев сходят на нет в течение 1–2 дней. Причём пожилые люди, как правило, неприятные симптомы после вакцинации ощущают реже, и они выражены в меньшей степени. Это связанно с особенностями работы иммунной системы в зрелом возрасте.

Про иммунитет

— Одни боятся побочных эффектов вакцинации, а другие считают, что, если нет реакции на прививку, значит, она не подействовала…

— Эффективность вакцины не определяется количеством и выраженностью нежелательных явлений и побочных эффектов. Сомневающиеся могут пройти тест на наличие антител к коронавирусу спустя пару месяцев после вакцинации, чтобы убедиться, что прививка подействовала. Но в любом случае стоит знать, что температура и гриппоподобный синдром связаны не с реакцией на введение белка коронавируса, а с иммунным ответом на аденовирус, который выступает в качестве вектора — «транспортного средства» для доставки антигена коронавируса в организм. Эта технология используется в векторных вакцинах, в том числе в российском «Спутнике». Сам аденовирус искусственно лишён возможности размножаться, поэтому побочные эффекты редко длятся больше суток.

— А что если человек когда-то переболел аденовирусом, который используется в качестве вектора? Не может ли быть, что иммунитет слишком быстро распознает вектор и «убьёт врага», не успев познакомиться с коронавирусом?

— В этих рассуждениях есть определённая логика. Именно поэтому вакцинация «Спутником» проходит в два этапа. И для разных компонентов вакцины используются разные типы аденовируса. Оба этих типа встречаются достаточно редко, к тому же один циркулирует преимущественно в восточной части нашей страны, а другой — в западной. Поэтому вероятность того, что человек недавно переболел обоими типами этих аденовирусов, крайне мала.

— Но как же быть при ревакцинации? Получается, «Спутник» — одноразовая вакцина, ведь при первой вакцинации организм уже познакомится с обоими векторами?

— Вовсе нет. Ревакцинация происходит не раньше, чем через полгода после первой прививки. А иммунитет к аденовирусам нестоек. Его хватает на 3–4 месяца, поэтому повторная прививка тоже подействует. Но если человек уж очень беспокоится по этому поводу, то через полгода можно проводить ревакцинацию и другой доступной вакциной.

— Ещё совсем недавно все пытались определить, насколько силён иммунитет к коронавирусу, измеряя антитела после болезни или после прививки. Радовались высоким титрам. А теперь говорят, что мерить антитела не нужно. Почему?

— Дело в том, что сегодня никто не знает, какой уровень антител необходим для того, чтобы защитить человека от заражения. Когда будут проведены большие клинические исследования на эту тему, вероятно, появится возможность дать какие-то универсальные рекомендации. А на сегодняшний день информация о количестве антител не даёт возможности прогнозировать вероятность заражения. К тому же антитела циркулируют не только в крови. Есть, например, антитела, которые находятся на слизистых оболочках и тоже защищают от инфекции. Но их трудно измерить количественно. Также существует клеточный иммунитет, о котором в контексте новой коронавирусной инфекции вообще известно не слишком много. Но, к примеру, есть данные о том, что у людей, переболевших корью, даже при отсутствии антител в крови благодаря клеточному иммунитету всё равно сохраняется защита от этой инфекции.

Про мутантов и микрочипы

— Яна Артуровна, не могу не попросить прокомментировать самые одиозные утверждения о вакцинах. Несмотря на свою явную антинаучность, они всё равно до сих пор передаются из уст в уста. Например, правда ли, что вакцина от коронавируса изменяет генетическую информацию клеток человеческого тела и вызывает рак или превращает людей в мутантов?

— Нет, конечно! За свою жизнь человек сталкивается с тысячами живых вирусов и бактерий и при этом сохраняет генетическое постоянство. В настоящее время нет никаких оснований полагать, что белки коронавируса или аденовирусы, которые используются для производства вакцин, могут обладать мутагенным действием. Вообще же в организме при делении клеток мутации происходят постоянно. Чаще всего они неблагоприятны, поэтому человеческий организм выработал весьма надёжную защиту от таких изменений. Иначе у человечества на протяжении всей его истории было бы немного шансов выжить.

Приходилось слышать и такое: якобы белок коронавируса, введённый при вакцинации, накапливается в организме и навсегда откладывается во внутренних органах, нарушая их работу… Ни в одной российской вакцине не используется «живой» вирус. Поэтому размножаться и накапливаться он не может. Что касается белка коронавируса, то, как и у любого белка, у него есть определённый, довольно короткий цикл существования. Это же не тяжёлые металлы, которые распадаются годами.

И самое странное утверждение: в вакцинах используют жидкие микрочипы, которые позволяют управлять людьми.

Сложно комментировать подобное с научной точки зрения, потому что никаких разумных оснований такое утверждение под собой не имеет. Это всего лишь проявление тревоги, всегда вызываемой чем-то новым. Человеческие страхи, хоть и принимают разнообразные формы, обычно основываются на том, что уже заложено в нашем сознании. Например, ещё 100–200 лет назад люди пугали друг друга чертями. И это неслучайно — в те времена многие были религиозны и опасались нечистой силы. В век кино и телевидения на смену чертям пришли инопланетяне, микрочипы и вышки 5G. Но те, кто интересуется современными технологиями, знают, что вживить электронный чип в организм человека посредством вакцинации невозможно.

— А вы сами сделали прививку? Как у вас прошла вакцинация?

— И я, и все члены моей семьи в возрасте от 19 до 80 лет сделали прививку «Спутником». У старшего поколения вакцинация прошла практически бессимптомно. Мама пару дней жаловалась на боль в руке. А те, кто помоложе, после первой дозы вакцины в течение суток чувствовали себя не очень хорошо, температура повышалась до 38. После второй дозы всё было спокойно.

И в заключение я хотела сказать, что, принимая решение, прививаться или нет, мы выбираем не между хорошим и лучшим. Эпидобстановка сейчас такова, что, по сути, это выбор между прививкой и болезнью. А болезнь, как известно, тяжела, часто смертельно опасна, имеет удручающие отдалённые последствия, только часть которых нам пока известна. Последствия прививки очевидно более предсказуемы и точно менее опасны.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть