Здоровье

Откуда берутся страхи. Специалисты о причинах недоверия к вакцинам и мифах

Каков социологический портрет сторонников и противников прививок? Как бороться с мифами о вакцинации? У кого возможны осложнения в виде тромбов?

Российский еврейский конгресс провёл паблик-ток, на котором эксперты обсудили медицинские и социологические аспекты защиты от коронавируса.

Согласно майским социологическим опросам, больше 60% людей не хотели прививаться от коронавируса. Большая часть — женщины. И даже среди врачей готовы вакцинироваться только 70%. Откуда берутся страхи и недоверие?

«Хочу сразу заметить: люди, которые не привились, не обязательно все антипрививочники, — говорит социальный антрополог РАНХиГС Александра Архипова. — Да, среди них есть небольшой процент убеждённых противников вакцинации, таких конспирологов. Но большая часть — сомневающиеся. Причины — недоверие к власти, медицине. Они не против вакцин вообще. Они не готовы сейчас привиться. При этом в глубинных интервью о причинах отказа с этими людьми всплывает фигура «мой знакомый врач», который либо отговорил от прививки, либо является экспертом, к которому отсылают. Возможно, у некоторых это просто фигура речи: человек снимает с себя ответственность за высказывание тех или иных позиций, поэтому ему удобнее сказать, что он не виноват в своей позиции о прививке — это ему врачи посоветовали. Но даже если учесть это, рассказов, которые начинаются с фразы «мой знакомый врач сказал».

Исследователь отмечает, что одна из причин — в недостаточной квалификации медиков.

«У нас сложилась ситуация, где врач получает не очень много, даже скорее мало, но при этом он не очень качественно подготовлен, — считает Архипова, — И он может справиться с регулярными заболеваниями, но не способен справиться со сложными заболеваниями, ибо плохо читает научную литературу и, как правило, не знает языков».

А ещё одно препятствие — медицинские протоколы по поводу того, кому можно прививаться, а кому нет, разработаны недостаточно или их просто не сообщают врачам. В итоге врачам проще не советовать прививку, чтобы снять с себя ответственность. Это же подтверждает и врач-иммунолог Владимир Болибок: «В последних методических рекомендациях по вакцинации нет опять информации по конкретным специальностям — кому можно, а кому нельзя, отсылки идут на показания и противопоказания в самих инструкциях вакцин. Все это нечетко. Как после этого врач конкретной специальности может рекомендовать или нет прививку конкретному пациенту с хроническим заболеванием?»

Но главная проблема — страхи «сарафанного радио». Эксперты убеждены: чтобы преодолеть их, нужно больше сведений в открытом доступе о российских вакцинах.

«Сейчас в инструкциях к вакцинам про все хронические заболевания написано „с осторожностью“, — говорит директор по медицинским вопросам агентства „МедАссистанс“ Елена Бобяк, — при том, что в Европе и всем мире хронических больных прививали в первую очередь, даже онкологических больных в стадии ремиссии. Это пациенты из группы риска. А у нас многие это воспринимают как противопоказания. Нужно вести разъяснительную работу. В Израиле гораздо меньше противников вакцинации. Среди них две группы — арабы и русскоговорящие, приезжие из России. Тех, у кого выявляют COVID-19, сразу помещают в карантин. Остальная страна живет, всё открыто».

Тем не менее, мифы про вакцинацию в России только множатся. Среди самых популярных — что вакцины якобы не работают, приводят к осложнениям, например, тромбозам, что они убивают собственный иммунитет.

«К счастью, вирус, который накрыл планету год назад, поддается вакцинопрофилактике, — считает Бобяк, — Конечно, не 100%-ной. Но мы видим очень хорошие вакцины с эффективностью более 90%. Это все мРНК-вакцины — Moderna, Pfizer, векторная вакцина „Спутник V“, тоже векторная вакцина AstraZeneka. Менее эффективны вакцины, которые используют инактивированный вирус. Ни в одной вакцине нет живого вируса, поэтому утверждения, что кто-то привился и заболел, в корне неверно. Что касается безопасности вакцин — осложнения бывают, но это несколько случаев на миллион. Болезненность в месте инъекции, температура и повышение хронического заболевания — это нормальная реакция иммунной системы. Можно радоваться, что антитела образуются. И эти неприятности не идут ни в какое сравнение с заболеванием COVID-19 и его последствиями. Это откушенный большой кусок жизни, несколько лет, отданные во власть вирусу, который влияет на все органы и системы. Коронавирус более опасен и вакцинироваться надо. Сравним цифры. В России ежедневная заболеваемость примерно как в Англии, больше 20 тыс. человек. Но у нас летальность 600-700 человек, а там — 3 человека в день. Потому что у них вакцинировано 65% населения. Вот недавний случай в моей практике. Муж тяжело заболел, жена за ним ухаживает, не заболела, потому что привита „Спутником V“. Пока в большом количестве человечество не вакцинируется, новые штаммы будут появляться».

Ещё одно утверждение: в первые дни после вакцинации сопротивляемость организма резко снижается, поэтому в пик заболеваемости якобы прививаться опасно — заболеем.

«Вакцинация запускает процесс возбуждения иммунной системы для создания поствакцинального иммунитета, который направлен не только против компонентов вакцины, но и других возбудителей, которые в организме находятся или попадают, — объясняет Болибок, — Этот процесс может приводить к некоторому обострению очагов хронического воспаления, если этот процесс был у пациента до вакцинации, но уж никак не снижать его иммунную способность, чтобы отразить текущую инфекцию. Сам иммунитет к коронавирусной инфекции после вакцины развивается относительно медленно. Мало-мальски явные сдвиги происходят только на третьей неделе после введения первой дозы „Спутник V“. И окончательно сформировавшийся иммунитет возникает только через 42-45 дней. Вот этот период времени люди не до конца защищены вакциной, им нужно соблюдать все меры безопасности».

Есть, по мнению эксперта, и ещё один немаловажный момент. В некоторых поликлиниках в регионах здоровые люди приходят на прививку вместе с больными, которые направляются на приём к врачу. В итоге некоторые люди заражаются при посещении поликлиники во время вакцинации. Складывается впечатление, что человек заболел от прививки или благодаря ей.

Один из самых стойких слухов — вакцинация якобы резко увеличивает риск тромбозов.

«Такие осложнения выявили после применения одной конкретной вакцины — „АстраЗенека“, которая, как и „Спутник V“, тоже является векторной, — поясняет Елена Бобяк. — Оказалось, что это редкая ситуация. Встречается она, как правило, у молодых женщин репродуктивного периода, которые принимают гормональные противозачаточные средства. Что касается всех остальных людей со склонностью к тромбообразованию — после операций, стентирования и т.д., то, как правило, они принимают препараты, препятствующие образованию тромбов. И наоборот, легче переносят прививку. Тем, кто этого не делает и имеет склонность к тромбообразованию, следует обратиться к врачу и получить терапию».

И любимая тема обсуждения населения России — антитела. Нужно ли следить за их уровнем? Что делать, если антитела после вакцинации не появляются?

«В Израиле и других странах этот анализ стоит очень дорого, — продолжает Бобяк, — И никто из врачей их не назначает. Вакцинация не нанесет урон, даже если у человека есть антитела. Другое дело, что это будет не так уж полезно. Ведь вакцина могла бы достаться тому, кому она нужнее. Иногда необходимо контролировать антитела. Например, человек переболел, а иммунитет не образовался. Это часто бывает у пожилых людей. И случается у них после вакцинации. Образуется мало антител. Тогда нужна ревакцинация. Конечно, если человек может себе позволить, в некоторых случаях можно проконтролировать. Но стоит всё же помнить, что нейтрализующие антитела — не единственный вид иммунитета».

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть